Исторический курьер "Героизм, герои и награды: «героическая сторона» Великой Отечественной войны в воспоминаниях современников"
 
 
Исторический курьер. № 3 (17) 117. 28.06.2021
А.И. Савин* Героизм, герои и награды: «героическая сторона» Великой Отечественной войны в воспоминаниях современников 
doi:10.31518/2618-9100-2021-3-13 УДК 93/94  
 
 
 
 
 
 

Abstract. The article analyzes the phenomenon of military heroism basing on interviews with frontline tankmen as representatives of one of the most heroic military specialties. As a result, the author comes to the conclusion about the high efficiency of the heroic concept and state policy aimed at glorifying the Soviet society, first of all, the soldiers and commanders of the Red Army. Military orders and medals were a powerful moral incentive to perform complex combat missions, played an important role in the adaptation of young recruits to military conditions as they all gained confidence in their strengths, promoted the recognition of young people as combat comrades, and raised the authority of those awarded as commanders. The transformation of the order bearers into an elite group dictated the most careful attitude towards them on the part of the unit command, which increased their chances of surviving until Victory, at the same time making it possible to share their combat experience. While giving such a high assessment to the heroic concept, it is worth mentioning that the mechanisms of the functioning of the award system did not always adequately reward the sacrificial heroism of the Soviet people, especially average soldiers, female military personnel and junior command personnel who were far from the high command and related privileges.

 

Аннотация. В настоящей статье предпринят анализ феномена военного героизма с основой на интервью фронтовиков-танкистов как представителей одной из наиболее героических воинских специальностей. В результате автор приходит к выводу о высокой эффективности героического концепта и государственной политики, направленной на героизацию советского социума, в первую очередь – солдат и командиров Красной армии. Боевые ордена и медали являлись мощным моральным стимулом к выполнению сложных боевых задач, играли колоссальную роль в адаптации молодого пополнения к военным условиям, вселяли уверенность в своих силах, способствовали признанию молодежи боевыми товарищами, высоко поднимали авторитет награжденных как командиров. Превращение орденоносцев в элитарную группу диктовало максимально бережное отношение к ним со стороны командования частей, что увеличивало их шансы дожить до Победы, одновременно давая возможность делиться боевым опытом. Давая такую высокую оценку героическому концепту, не следует забывать, что механизмы функционирования наградной системы не всегда адекватно вознаграждали жертвенный героизм советских людей, особенно рядовых бойцов, женщин-военнослужащих и младшего командного состава, далеких от высшего командования и связанных с ним привилегий.

 
 



А.И. Савин*

Героизм, герои и награды: «героическая сторона» Великой Отечественной войны в воспоминаниях современников

A.I. Savin*

Heroism, Heroes and Awards: “Heroic Side” of the Great Patriotic War in the Memoirs of Contemporaries

 

 

 

 * Савин Андрей Иванович, кандидат исторических наук, Институт истории Сибирского отделения Российской академии наук, Новосибирск, Россия, e-mail
Savin Andrey Ivanovich, Candidate of Historical Sciences, Institute of History of the Siberian Branch of the Russian Academy of Sciences, Novosibirsk, Russia, e-mail

 

Введение. Процесс героизации довоенной советской действительности, стремительно набиравший обороты с начала 1930-х гг., достиг к 1941 г. своего апогея. Новый советский человек являлся, как гласила советская пропаганда, человеком героическим, а Советский Союз превратился в настоящую страну героев, хозяев своей судьбы, которым по плечу любые подвиги и свершения. В течение предвоенного десятилетия сформировалась целая плеяда официально признанных героев, а также была создана эффективная наградная система. Значительный вклад в героизацию повседневности внесло участие СССР в больших и малых военных конфликтах второй половины 1930-х гг., начиная с гражданской войны в Испании и заканчивая Финской войной. В основных своих чертах этот героический концепт сохранился в годы Великой Отечественной войны, тем не менее претерпев определенные трансформации.

По-видимому, можно говорить о трех главных специфических чертах советского героизма времен Великой Отечественной войны. Во-первых, речь идет о феномене массового героизма. Что касается институциональных героев, создание которых осуществлялось в результате официального акта государства – награждения орденом или медалью СССР, то за 1941–1945 гг. орденами и медалями СССР были награждены около 13,2 млн чел. Эта цифра приводится без учета награждений медалями за оборону, взятие и освобождение городов и территорий, вручавшихся от имени Президиума Верховного Совета СССР, которыми также были награждены сотни тысяч человек. Речь идет о беспрецедентном числе награжденных, которое никогда не было больше достигнуто в советской истории, даже в брежневский период. Массовость награждений, особенно на завершающем этапе войны, привела к тому, что фактически высший орган партийно-государственной власти в СССР – Политбюро ЦК ВКП(б) во главе с И.В. Сталиным – фактически превратился в 1944–1945 гг. в «наградную инстанцию». Материалы этого периода свидетельствуют о том, что главным содержанием деятельности Политбюро стало утверждение наградных представлений советских элит, неудержимым потоком хлынувших на верхний этаж властной пирамиды. Из заседания в заседание Сталин занимался практически только наградными вопросами, и это при том, что основной вал наградных документов шел через армейские структуры и Президиум Верховного Совета СССР.

Во-вторых, военный героизм был неотделим от русских национальных и патриотических ценностей, окончательно реабилитированных во второй половине 1941 г. В своей речи на параде 7 ноября 1941 г. Сталин призвал армию и народ вдохновляться в сражениях «мужественными образами наших великих предков – Александра Невского, Дмитрия Донского, Кузьмы Минина и Дмитрия Пожарского, Суворова и Кутузова». На службу патриотической пропаганде были мобилизованы все формы литературы и искусства. Сталинский идеологический поворот был однозначно понят обществом как попытка «поднять патриотизм масс историческими примерами героики русского народа», такими как «подвиги времен Александра Невского, Суворова, 1812 г. и т.п.». Показательно, что реабилитация русского героизма практически не затронула Первую мировую войну, хотя соответствующие предложения поступали на адрес Сталина. Так, ветеран Первой мировой войны из Новосибирска В.Е. Маркевич писал Сталину в мае 1942 г. о том, что «целесообразнее было бы использовать в первую очередь живых героев, проливавших кровь за русскую землю и русский народ, […] колотивших немцев и в Пруссии, и в Австрии, получивших за это боевые награды, раны, увечья…». Именно «живые участники войн – герои, ветераны, инвалиды, – считал Маркевич, – окажутся незаменимыми агитаторами и будут поднимать героику советских народов, культивировать дух самопожертвования, храбрости, отваги и непобедимости»[1]. В июле 1942 г. была отклонена инициатива Управления пропаганды и агитации ЦК ВКП(б) широко отметить в печати 1 августа 1942 г. 28-ю годовщину Первой мировой войны[2].

В-третьих, в годы войны сложился героический дискурс, который вплоть до сегодняшнего дня доминирует в политике памяти. Глоризация побед началась уже в начале 1942 г., после первого катастрофического этапа войны. Победа под Москвой и радужные надежды на успешную летнюю кампанию 1942 г. привели к первым шагам в ходе войны, направленным на расширение советской наградной системы. 19 мая 1942 г., уже в ходе Харьковской катастрофы, Политбюро ЦК ВКП(б) приняло постановление об учреждении ордена Отечественной войны двух степеней, введении гвардейских званий и утверждении нагрудных знаков «Снайпер», «Отличный пулеметчик», «Отличный минометчик», «Отличный артиллерист», «Отличный танкист»[3]. Позднее, как известно, будет учрежден еще целый ряд орденов и медалей[4]. При этом население также вносило свою лепту в расширение наградной системы, выступая с идеями новых орденов и медалей. Например, 5 января 1943 г. художник Н.Г. Рудин обратился с письмом на имя Г.М. Маленкова, в котором предлагал учредить орден «За патриотический подвиг» для награждения лиц из числа колхозников и интеллигенции, пожертвовавших свои сбережения на строительство самолетов и танков для Красной армии, а также активно участвовавших в сборе продовольствия для усиления питания рабочих промышленности. Кроме этого, Рудин предлагал учредить орден «Красного партизана»[5].

После Курской битвы всем внимательным наблюдателям уже было ясно, что именно героика будет определять практики коммеморации о войне на долгие годы. На имя Сталина стала поступать масса инициативных писем, направленных на героизацию войны и памяти о ней. Вот лишь одна из типичных инициатив такого рода. 2 апреля 1944 г. к Сталину обратилась группа советских ученых и деятелей искусств во главе с академиком А.Н. Бахом, композитором Д.Д. Шостаковичем, писательницей Л.Н. Сейфуллиной и скульптором В.И. Мухиной с проектом создания монументального памятника Отечественной войны – Пантеона Славы, приуроченного к 10-летию победы над фашизмом. Здесь важна не столько сама идея, сколько героический дискурс обращения: его авторы писали о «героическом эпосе Отечественной войны», «доблести героев», «подвигах богатырей оружия и труда», «героических образах и делах», «изображениях и голосах героев фронта и тыла»[6]. Такой ракурс трактовки войны оказался крайне живуч, в течение десятилетий он приводил не только к прославлению совершенных подвигов, но и к известной лакировке военной повседневности, затмевая собой негосударственную, непобедную сторону войны, горести и страдания народа, а также огромную цену Победы.

Героический дискурс продолжает доминировать в общественной памяти, и любые попытки исследовать тему советского героизма времен войны непредвзято зачастую воспринимаются в штыки как «дегероизация» и «девальвация подвига». Возможно, определенным компромиссным выходом из такой ситуации стал бы подход, позволяющий посмотреть на военный героизм «снизу», глазами самих фронтовиков, тем более, что за последние два десятилетия опубликовано множество их воспоминаний и интервью. Возможно, именно этот вариант на сегодняшний день является оптимальным. Предпринятый в настоящей статье анализ военного героизма основан на интервью фронтовиков-танкистов, опубликованных Артемом Драбкиным в серии «Я дрался…» и получивших широкую известность[7].

Выбор пал на воспоминания танкистов далеко не случайно, ведь именно танкисты, наряду с летчиками, были представителями наиболее героических воинских специальностей. Кроме того, использовался уникальный дневник Владимира Гельфанда[8].

Закономерным образом возникает вопрос о достоверности использованных источников. В 1996 г. Василь Быков с горечью писал о том, что у части ветеранов сложилось специфическое отношение к войне, поскольку «они больше всех озабочены ныне, как бы спрятать правду, заменить ее пропагандистским мифологизированием, где они герои и ничего другого»[9]. Однако эта критика не имеет отношения к цитируемым воспоминаниям. Надо отдать должное Артему Драбкину и его команде: ветераны свободно и бесцензурно рассказывали в ходе интервью в 2001–2004 гг. не только о светлых, но и темных сторонах войны. Именно правдивость опубликованных воспоминаний сделала серию «Я дрался….» настоящим военно-историческим бестселлером.

Необходимо также отметить, что большинство наблюдений ветеранов, связанных с военной героикой, описывают главным образом ситуацию 1943–1945 гг. Этому можно дать ряд объяснений. Во-первых, большинство выживших ветеранов, принимавших непосредственное участие в боевых действиях, оказались на фронте уже во второй половине войны. Во-вторых, именно в это время образ героя-жертвы, востребованный в 1941–1942 гг., стал постепенно сменяться образами живых героев-орденоносцев, наглядно воплощавших собой грандиозные победы Красной армии и надежду на скорое окончание войны. В-третьих, именно в эти годы началось широкое награждение солдат и командиров Красной армии, что косвенно подтверждается указом Президиума Верховного Совета СССР от 2 мая 1943 г. «Об ответственности за незаконное награждение орденами и медалями СССР», призванным свести к минимуму злоупотребления властью в обстановке массового вручения наград.

   

Война как героизм vs война как работа. Война быстро выбивала книжные представления о героизме. Герой Советского Союза танкист Василий Брюхов с горечью вспоминал о том, как в 1943 г. на Центральном фронте в ходе наступления на Орел «сходил в разведку боем, после которой, собственно, и перестал играть в войну». После обращения командира бригады «Желающие пойти в разведку боем, шаг вперед», Брюхов вызвался добровольно. «И тут в первый и последний раз в жизни я каким-то шестым чувством, спиной, ощутил полный ненависти взгляд экипажа. Внутри все сжалось, но обратного пути уже не было», – рассказывал Брюхов. В ходе разведки боем два танка из трех сгорели, был подбит также танк Брюхова, из всего взвода в живых остались сам Брюхов и заряжающий. После этого боя Брюхов прекратил «геройствовать» и стал воевать «по-настоящему»[10].

Брюхову в его трактовке заглавной роли профессионализма на войне вторил Иван Маслов, кавалер ордена Александра Невского, начавший воевать еще с похода в Польшу в 1939 г.: «Я был на войне профессионалом […]. Я на станции Барут [в пригороде Берлина] с двумя танками роты уничтожил почти десяток немецких танков, прямо на платформах. Так что мне после этого звезды надо было на корму танка наносить… Ствола бы уже не хватило, хоть он у Т-34 довольно длинный. Никогда не ждал ни от кого наград, похвал, подачек, восторженных отзывов, благодарностей, никогда не был “любимцем штаба” или “пай-мальчиком”. А просто воевал, делал свою работу по высшему разряду»11.

Также быстро на фронте приходило понимание того, что главной наградой была собственная жизнь и жизнь боевых товарищей, а не орден. Танкист Георгий Кривов вспоминал о том, как в октябре 1943 г. командир 4-го гвардейского казачьего кавалерийского корпуса генерал Н.Я. Кириченко заверил, что все танкисты будут награждены «по заслугам», однако Кривов обещанной награды так и не дождался. Только в конце войны за участие в боях под Кенигсбергом и на Земландском полуострове он был награжден орденом Отечественной войны и орденом Красной Звезды. «Так что все в норме, – считал

Г.Н. Кривов, – Приятно, конечно, когда у тебя больше, но в то же время я уцелел, а многие погибли…»[11].

Продолжая тему того, что награды доставались выжившим крайне дорогой ценой, в т.ч. за счет погибших товарищей, танкист Григорий Шишкин говорил: «Все эти награды, медали, они же, по сути дела, каждому индивидууму не принадлежат. У меня есть 4 ордена. Что значит орден? В наступление идет батальон. Первый танк повернул где-то, его расстреляли. Я вижу, откуда стреляли, подавил эту пушку, продвинулся дальше. Но он-то погиб, а я остался жив. После боя награждают, а если бы его не было, может, меня подбили бы.

Так что сказать, что награда принадлежит одному, ни в коем случае нельзя»[12].

О цене наград так размышлял кавалер ордена Боевого Красного Знамени, ордена Отечественной войны I степени, двух орденов Отечественной войны II степени, двух орденов Красной Звезды, ордена Богдана Хмельницкого III степени, чешского ордена «Военный крест 1939 года» танкист Александр Шлемотов: «Но, знаете, лучше бы той войны не было, чем иметь все эти награды. Конечно, я ими горжусь, но очень дорогой ценой они достались»[13].

   

Ордена как стимул к выполнению боевой задачи. Практически все ветераны были согласны в том, что награды являлись мощнейшим моральным стимулом к выполнению боевой задачи. Командир танка Иван Никонов вспоминал, как перед штурмом Будапешта в январе 1945 г. перед строем вышел полковник Ф.А. Затылкин, командир 1438-го самоходноартиллерийского полка, и расстегнул бушлат, под которым скрывался целый «иконостас» наград: «Танкисты! Вот как воевать надо! По местам!»[14].

Распространенной была практика, когда командование объявляло о награждении высокими орденами, чаще всего о присвоении звания Героя Советского Союза, первым подразделениям, выполнившим поставленную командованием задачу, такую как форсирование водной преграды, захват плацдарма, штурм города. Командир танка Т-34 Герой Советского Союза Александр Фадин вспоминал о том, как перед штурмом Киева в ноябре 1943 г. командование танковой бригады объявило, что первым экипажам, ворвавшимся в город, будет присвоено звание Героя Советского Союза. Действительно, за бои за Киев Фадин, в числе семи командиров танкового батальона, был представлен к званию Героя Советского Союза, но получил это звание только в 1992 г. «За Киев» его наградили орденом Красного Знамени[15]. Здесь «сработала» распространенная практика, когда командование части представляло к одной награде, а вышестоящее командование выносило свой вердикт, нередко с «понижением».

Из воспоминаний танкистов следует, что в 1944–1945 гг. в танковых войсках была распространена практика награждать после операции всех выживших. Начальник штаба танкового батальона Константин Шипов рассказывал об этом так: «[…] закончилась Белорусская операция. […] Вышли из операции – всех живых наградить обязательно. Я старался, чтобы командир роты написал наградные, но это же литература – не всем дано»[16].

Особенно были важны первые награды для новичков, они играли колоссальную роль в адаптации молодого пополнения к военным условиям, свидетельствовали об их признании боевыми товарищами, всеяли уверенность в своих силах, давали надежду дожить до Победы. Герой Советского Союза Павел Кулешов вспоминал, как после освобождения Брянска его часть стала гвардейской, всем военнослужащим вручили гвардейские значки. «Много ребят было награждено орденами и медалями. Я за эту операцию награжден не был, но для меня был дорог гвардейский значок», – рассказывал Кулешов[17]. Молодежь нередко радовалась первым наградам как дети. Григорий Шишкин, командир Т-34, был 1 сентября 1943 г. награжден перед строем бригады орденом Красной Звезды. Эмоции были настолько сильны, что вспомнились спустя 60 лет: «Это для пацана тогда… я же помню по школе, когда орденоносец приходил – это было событием! А тут и мне орден дали! Ну, вообще! Конечно, детство еще было»[18].

Моральный эффект орденов усиливался в сочетании с материальными стимулами, а именно выплатами за уничтоженную вражескую технику. Такая практика была введена приказом наркома обороны № 0387 «О поощрении бойцов и командиров за боевую работу по уничтожению танков противника» от 24 июня 1943 г.[19] В соответствии с приказом, за каждый подбитый или подожженный танк противника командиру, механику-водителю и командиру орудия нашего танка вручалась премия в размере 500 рублей, остальным членам экипажа – по 200 рублей. Танкисты вспоминали разные истории о «наградных» деньгах, но в основном это были приятные воспоминания, связанные с поддержкой семьи или возможностью почувствовать себя на фронте «гражданским» человеком, что-то купив себе на деньги помимо пайка и казенного вещевого довольствования. Николай Железнов, командир взвода танков Т-34, сжег немецкий Т-4 на Сандомирском плацдарме в 1944 г.: «За это меня наградили орденом Красной Звезды и еще дали премию пятьсот рублей. […] Но вообще, после операции, награждаются все уцелевшие»[20]. Иван Никонов рассказывал в интервью: «Утром к танку подбегает начфин батальона: “Никонов, куда перевести деньги за подбитые фашистские танки?” А нам за каждый подбитый танк давали 500 рублей. “Матери в Липецкую область”. За этот бой я был представлен к ордену Красного Знамени»[21]. Ему вторил Павел Кулешов: «Кстати, за подбитые танки платили деньги. Да только кто их получал? Все в Фонд обороны! Я открыл матери счет, и 1000 рублей каждый месяц ей посылали: у нее была доверенность, по ней она получала»[22]. Кроме того, семьи орденоносцев получали ряд льгот в соответствии с Общим положением об орденах Союза ССР и указами Президиума Верховного Совета СССР.

Командир танка Т-34-85 Александр Бурцев, кавалер орденов Отечественной войны I степени и Красной Звезды, c неподдельной теплотой рассказал курьезную историю о том, как его отец распорядился его военными деньгами, в т.ч. и «наградными»: «Приехал домой, на книжке у меня было десять тысяч рублей. Отцу говорю: “Пойдем, я деньги получу”. Я отдал эти деньги, пошел домой, а отца до полуночи не было. Пришел. Деньги все целы, а сам поддатый»[23].

   

Орденоносцы как элитарная группа. Практически все ветераны заявляли о том, что орденоносцы являлись на фронте элитарной группой. Механик-водитель Михаил Шистер вспоминал, какое впечатление произвели ветераны на молодое пополнение: «мы, “зеленые” новички, с огромным уважением смотрели на этих ветеранов бригады, на многочисленные ордена и медали на их гимнастерках, и верили, что, может, и нас, вот как их, судьба сохранит в грядущих боях»[24].

Учитывая в т.ч. такой эффект, командование частей нередко целенаправленно берегло орденоносцев, в случае с танкистами – орденоносные экипажи. В результате у орденоносцев появлялась дополнительная возможность выжить, в первую очередь за счет откомандирования на учебу. Александр Фадин летом 1944 г. был награжден «редким» орденом Александра Невского и сразу же получил направление на учебу в Ленинградскую высшую бронетанковую школу[25]. Особенно старались сберечь Героев Советского Союза, которые зачастую воспринимались как живой «экспонат» в «музее» части. Однако суровые военные будни диктовали свои правила. Танкист Иван Маслов на вопрос, пытались ли в его бригаде каким-нибудь образом сохранять в живых ветеранов бригады, ответил так: «И да, и нет… Опытные люди очень нужны в бою». Тем не менее Маслов тут же рассказал, что в одном из батальонов бригады был экипаж Куперштейна-Грабского, полностью составленный из Героев Советского Союза, получивших это звание еще за Киев осенью 1943 г., который без потерь довоевал до Победы. Кроме того, в бригаде был Герой Советского Союза, механик-водитель Мацак. Чтобы дать ему хоть какую-то возможность выжить, командование перевело его водителем на ремонтную «летучку»[26].

 

Дефициты наградной системы. Наряду с сильными сторонами, советская военная наградная система демонстрировала ряд недостатков. Одним из них было гендерное неравенство в вопросах награждения. В 1943 г. женщины составляли около 8 % от общей численности советских вооруженных сил. По мнению многих современников, женщины на фронте были не столько солдатами, сколько «полевыми походными женами», которые, в отличие от женщин в тылу, остававшихся верными своим мужьям, не испытывали проблем ни со снабжением, ни с женским одиночеством. В свете такого отношения к женщинам на фронте медаль «За боевые заслуги» нередко уничижительно именовалась медалью «За половые услуги», поскольку ею часто награждали именно женщин[27].

То, что проблема гендерного неравенства в области награждений действительно существовала, из опрошенных танкистов подтвердил Василий Брюхов: «Ведь девчонки мучились-то как?! Им же труднее было в сотню раз, чем нам, мужикам! Особенно обидно за девчонок-медсестер. Они же на танках ездили, с поля боя раненых вывозили и, как правило, получали медаль “За боевые заслуги”, – одну, вторую, третью. Смеялись, что получили “За половые потуги”. Из девчонок редко кто орден Красной Звезды имел. […] А после войны как к ним относились?! […] Многих хороших девчонок ославили»[28].

Впрочем, иногда ситуация с гендерным неравенством в вопросах наград выглядела совершенно иначе, когда женщины, близкие к командованию, получали боевые награды в нарушение всех правил и статутов. Наиболее громким примером является награждение в 1945 г. орденом Отечественной войны I степени певицы Л.А. Руслановой. Как известно, 21 июня 1947 г. Политбюро ЦК ВКП(б) приняло постановление «О незаконном награждении тт. Жуковым и Телегиным артистки Руслановой и других орденами и медалями Советского Союза», в соответствии с которым Русланова и еще 27 артистов были лишены боевых орденов и медалей.

Неоднократно к теме незаслуженного награждения женщин обращался в своих дневниках сержант, затем лейтенант Владимир Гельфанд. Эти дневники уникальны не только, как отмечает составитель, по хронологии, географии, объему и откровенности. Для изучения темы советского героизма они являются единственным в своем роде источником еще и потому, что их автор, воевавший с лета 1942 г. сначала рядовым минометчиком, потом командиром взвода и закончивший войну в Германии, очень остро реагировал на несправедливости в области вручения наград. Описывая своих сослуживиц по запасному полку в Берлине в 1945 г., Гельфанд с горечью писал: «У всех были ордена: у некоторых по несколько, в числе которых очень высокие. За что они их получили: военные люди, не задумываясь, определят цену их героизма, ибо только редкие исключения наблюдались в среде женского воинского персонала, поистине заслуживавшие уважения и внимания»[29].

Еще одной острой проблемой, с точки зрения танкистов-евреев, был антисемитизм, получивший распространение в среде советского командования, когда неприязненное отношение к евреям приводило также к их ущемлению в вопросах награждения. Иона Деген, будущий известный врач и писатель, а в годы войны – младший лейтенант и командир танкового взвода, вспоминал о том, как замполит бригады Смирнов заблокировал попытку комбата представить его к званию Героя Советского Союза за взятие Вильнюса, требуя сохранить «чистоту геройских рядов от всяких там Дегенов»[30].

Механик-водитель Михаил Шистер передал рассказ старшего писаря штаба бригады, присутствовавшего при обсуждении наградного представления на Шистера в 1945 г. «за три подбитых танка». Начальник штаба бригады, увидев еврейскую фамилию, якобы сказал «этот перебьется», а замполит бригады не возразил. «А вроде должен был, как замполит, сказать свое “партийное слово”, мол, в нашей стране все равны», – комментировал Шистер[31].

Отмечали ветераны также неравенство в вопросе награждений между высшим командным составом и подчиненными, «фронтовиками» и «тыловиками». Своеобразную нездоровую конкуренцию в наградных делах, когда старшие командиры расценивали награждение подчиненных высокой наградой чуть ли не как личное оскорбление, наглядно демонстрирует пример Василия Брюхова. 22 декабря 1944 г. в районе Секешфехервара Брюхов лично захватил документы, раскрывавшие план немецкого контрудара в районе озера Балатон. За этот захват он был награжден «полководческим» орденом Суворова. Во время награждения командир корпуса генерал-лейтенант П.Д. Говоруненко обратился к начальнику политотдела корпуса Шелеху: «“Смотри, Шелех, – сопляк, молоко на губах не обсохло, а он уже орден Суворова получил! Я еще такого ордена не имею, а он его получает!” Вместо того чтобы похвалить, порадоваться, он это произнес с таким сожалением и упреком»[32]. Константин Шипов в 1945 г. за бои за город Альтдам был представлен к ордену Красного Знамени. Шипов полагал, что его комбат был далеко не в восторге от того, что Шипова представили к ордену, которого он сам еще пока не получал[33].

Неприязнь между «фронтовиками» и «штабными» проявлялась даже в лексике: неправедно полученная награда нередко презрительно называлась фронтовиками «орденком». Иван Маслов так вспоминал о своем конфликте с замполитом: «Появляется во время затишья: “Маслов, мы хотим тебя к ордену представить”. – “Не за ордена воюю”. – “Ну так сиди без награды”. – “Вы, товарищ комиссар, главное, себе не забудьте очередной орденок на грудь прицепить”. […] Он получил свой орден, а мне дали, как бы в насмешку, медаль “За боевые заслуги”. Напрашивается вопрос – кто из нас двоих ходил в атаки и горел в танке, а кто в теплой штабной хате лозунги выкрикивал?»[34]. Приказом по 141 Отдельному танковому полку от 9 января 1943 г. Маслов действительно был награжден медалью «За боевые заслуги» за разведку боем 7 января 1943 г.

Ветераны рассказывали также о применении на фронте такой пресловутой советской наградной практики, как «разнарядка». Танкист Арсентий Родькин вспоминал о том, как их бригада осенью 1944 г. попала в окружение в боях за Двинск, и после выхода из окружения «пришла разнарядка представить троих [к званию Героя Советского Союза]. Двоих нашли, кое-чего приписали, а третьего не смогли»[35].

Уже упоминавшийся выше Владимир Гельфанд с горечью писал в 1945 г.: «…война кончилась, и я остался в чем пришел на битву, хотя многие (и большинство!) тыловики или негодяи-трусы имеют полную грудь орденов. Награды вручаются за подхалимство, выслуживание, лицемерие. […] Ордена и медали отпускались по договорам, по заказам. Надо было только заслужить расположение этих мелких, пустых людишек. Хорошему сапожнику или понравившемуся портному, кладовщику или хозработнику было легче завоевать высшую награду, нежели мужественному, честному воину […]»[36]. Впрочем, в январе 1945 г. Гельфанд в худших традициях двоемыслия так писал в дневнике после встречи с сослуживцем: «Три ордена украшают его грудь. Он ходит гоголем и говорит всем, что воевал бесстрашно. Отрицать нельзя. Отрицать правительственные награды – значит отрицать справедливость. Люди со стороны не знают всей истины, и пусть их, глупцов! Обидно только за себя, и эта неотвязная мысль пытает душу»[37].

  

Заключение. Анализ воспоминаний ветеранов Великой Отечественной войны, предпринятый в настоящей статье, дает все основания сделать вывод о высокой эффективности героического концепта и государственной политики, направленной на героизацию советского социума, в первую очередь – солдат и командиров Красной армии. Боевые ордена и медали являлись мощным моральным стимулом к выполнению сложных боевых задач, играли колоссальную роль в адаптации молодого пополнения к военным условиям, свидетельствовали о его признании боевыми товарищами, вселяли уверенность в своих силах, высоко поднимали авторитет награжденных как командиров. Превращение орденоносцев в элитарную группу диктовало максимально бережное отношение к ним со стороны командования частей, что увеличивало их шансы дожить до Победы. Давая такую высокую оценку героическому концепту, не следует забывать, что механизмы функционирования наградной системы не всегда адекватно вознаграждали жертвенный героизм советских людей, особенно рядовых бойцов, женщин-военнослужащих и младшего командного состава, далеких от высшего командования и связанных с ним привилегий.

Литература

Ахманаев П.В. Советская наградная система. М.: Фонд «Русские витязи». 2014. 560 с.

Вестник Архива Президента Российской Федерации: Война: 1941–1945 / под ред. С. Кудряшова. М., 2010. 512 с.

Гельфанд В. Дневник 1941–1946 / отв. ред. и авт. вступ. ст. О.В. Будницкий. М.: Политическая энциклопедия; Книжники, 2016. 751 с.

Драбкин А.В. Я дрался на Т-34. Обе книги одним томом. М.: Яуза; Эксмо, 2014. 608 с.

Никулин Н.Н. Воспоминания о войне. СПб.: Изд-во Гос. Эрмитажа, 2008. 244 с.

Советская пропаганда в годы Великой Отечественной войны: «коммуникация убеждения» и мобилизационные механизмы / авт.-сост.: А.Я. Лившин, И.Б. Орлов. М.: РОССПЭН, 2007. 806 с.

Физелер Б. От винтовки к колыбели: советская политика в сфере семьи и гендера в контексте Великой Отечественной войны // Общество в Германии и Советском Союзе в первое послевоенное десятилетие. Травмы и надежды / под ред. А. Чубарьяна и А. Виршинга по поручению Совместной комиссии по изучению новейшей истории российско-германских отношений. Берлин; Бостон, 2020. С. 81–95.

References

Akhmanaev, P.V. (2014). Sovetskaya nagradnaya sistema [Soviet award system]. Moscow, Fond “Russkie vityazi”. 560 p.

Drabkin, A.V. (2014). Ja dralsya na T-34. Obe knigi odnim tomom [I fought in a T-34. Both books in one volume]. Moscow, Yauza; Eksmo. 608 p.

Fizeler, B. (2020). Ot vintovki k kolybeli: sovetskaya politika v sfere sem’i i gendera v kontekste Velikoy Otechestvennoy voyny [From rifle to cradle: Soviet policy in the family and gender issues in the context of the Great Patriotic War]. In Chubaryan, A., Virshing, A. (Eds.). Obshchestvo v Germanii i Sovetskom Soyuze v pervoe poslevoennoe desyatiletie. Travmy i nadezhdy. Berlin, Boston, pp. 81–95.

Gelfand, V. (2016). Dnevnik 1941–1946 [Diary 1941–1946]. Budnitskiy, O.V. (Ed.). Moscow, Politicheskaya entsiklopediya; Knizhniki. 751 p.

Kudryashov, S. (Ed.). (2010). Vestnik Arkhiva Prezidenta Rossiyskoy Federatsii: Voyna: 1941– 1945 [Bulletin of the Archiveof the President of the Russian Federation: The War 1941–1945]. Moscow. 512 p.


Livshin, A.Ja., Orlov, I.B. (Eds.). (2007). Sovetskaya propaganda v gody Velikoy Otechestvennoy voyny: “kommunikatsiya ubezhdeniya” i mobilizatsionnye mekhanizmy [Soviet propaganda during the Great Patriotic War: “communication of persuasion” and mobilization mechanisms]. Moscow, ROSSPEN. 806 p.

Nikulin, N.N. (2008). Vospominaniya o voyne [Memories of the War]. St. Petersburg, Izd-vo Gos. Ermitazha. 244 p.



 
 

[1] Вестник Архива Президента Российской Федерации: Война: 1941–1945. М., 2010. С. 158.

[2] Советская пропаганда в годы Великой Отечественной войны: «коммуникация убеждения» и мобилизационные механизмы. М., 2007. С. 367–368.

[3] Вестник Архива… С. 154.

[4] Ахманаев П.В. Советская наградная система. М., 2014.

[5] Российский государственный архив социально-политической истории (РГАСПИ). Ф. 644. Оп. 2. Л. 34–36.

[6] Вестник Архива… С. 338–339.

[7] Драбкин А.В. Я дрался на Т-34. Обе книги одним томом. М., 2014.

[8] Гельфанд В. Дневник. 1941–1946. М., 2016.

[9] Цит. по: Никулин Н.Н. Воспоминания о войне. СПб., 2008. С. 236.

[10] Драбкин А.В. Я дрался на Т-34… С. 184–186. 11 Там же. С. 436.

[11] Драбкин А.В. Я дрался на Т-34… С. 227.

[12] Там же. С. 324–325.

[13] Там же. С. 360.

[14] Там же. С. 473.

[15] Там же. С. 123.

[16] Там же. С. 520.

[17] Там же. С. 283–284.

[18] Драбкин А.В. Я дрался на Т-34… С. 309.

[19] Там же. С. 599.

[20] Там же. С. 277.

[21] Там же. С. 479.

[22] Там же. С. 298.

[23] Там же. С. 170.

[24] Там же. С. 454.

[25] Там же. С. 151.

[26] Драбкин А.В. Я дрался на Т-34… С. 423.

[27] Физелер Б. От винтовки к колыбели: советская политика в сфере семьи и гендера в контексте Великой Отечественной войны // Общество в Германии и Советском Союзе в первое послевоенное десятилетие. Травмы и надежды. Берлин; Бостон, 2020. С. 81–95.

[28] Драбкин А.В. Я дрался на Т-34… С. 208.

[29] Дневник… С. 456.

[30] Драбкин А.В. Я дрался на Т-34… С. 394.

[31] Там же. С. 466.

[32] Там же. С. 203.

[33] Там же. С. 537.

[34] Там же. С. 442.

[35] Там же. С. 247.

[36] Дневник… С. 446, 456.

[37] Дневник… С. 446, 456.

   
© Исторический курьер   

   

  

 





  •     Dr. Elke Scherstjanoi "Ein Rotarmist in Deutschland"
  •     Stern  "Von Siegern und Besiegten"
  •     Märkische Allgemeine  "Hinter den Kulissen"
  •     Das Erste /TV/ "Kulturreport"
  •     Berliner Zeitung  "Besatzer, Schöngeist, Nervensäge, Liebhaber"
  •     SR 2 KulturRadio  "Deutschland-Tagebuch 1945-1946. Aufzeichnungen eines Rotarmisten"
  •     Die Zeit  "Wodka, Schlendrian, Gewalt"
  •     Jüdische Allgemeine  "Aufzeichnungen im Feindesland"
  •     Mitteldeutsche Zeitung  "Ein rotes Herz in Uniform"
  •     Unveröffentlichte Kritik  "Aufzeichnungen eines Rotarmisten vom Umgang mit den Deutschen"
  •     Bild  "Auf Berlin, das Besiegte, spucke ich!"
  •     Das Buch von Gregor Thum "Traumland Osten. Deutsche Bilder vom östlichen Europa im 20. Jahrhundert"
  •     Flensborg Avis  "Set med en russisk officers øjne"
  •     Ostsee Zeitung  "Das Tagebuch des Rotarmisten"
  •     Leipziger Volkszeitung  "Das Glück lächelt uns also zu!"
  •     Passauer Neue Presse "Erinnerungspolitischer Gezeitenwechsel"
  •     Lübecker Nachrichten  "Das Kriegsende aus Sicht eines Rotarmisten"
  •     Lausitzer Rundschau  "Ich werde es erzählen"
  •     Leipzigs-Neue  "Rotarmisten und Deutsche"
  •     SWR2 Radio ART: Hörspiel
  •     Kulturation  "Tagebuchaufzeichnungen eines jungen Sowjetleutnants"
  •     Der Tagesspiegel  "Hier gibt es Mädchen"
  •     NDR  "Bücher Journal"
  •     Kulturportal  "Chronik"
  •     Sächsische Zeitung  "Bitterer Beigeschmack"
  •     Wiesbadener Tagblatt "Reflexionen, Textcollagen und inhaltlicher Zündstoff"
  •     Deutschlandradio Kultur  "Krieg und Kriegsende aus russischer Sicht"
  •     Berliner Zeitung  "Die Deutschen tragen alle weisse Armbinden"
  •     MDR  "Deutschland-Tagebuch eines Rotarmisten"
  •     Jüdisches Berlin  "Das Unvergessliche ist geschehen" / "Личные воспоминания"
  •     Süddeutsche Zeitung  "So dachten die Sieger"
  •     Financial Times Deutschland  "Aufzeichnungen aus den Kellerlöchern"
  •     Badisches Tagblatt  "Ehrliches Interesse oder narzisstische Selbstschau?"
  •     Freie Presse  "Ein Rotarmist in Berlin"
  •     Nordkurier/Usedom Kurier  "Aufzeichnungen eines Rotarmisten ungefiltert"
  •     Nordkurier  "Tagebuch, Briefe und Erinnerungen"
  •     Ostthüringer Zeitung  "An den Rand geschrieben"
  •     Potsdamer Neueste Nachrichten  "Hier gibt es Mädchen"
  •     NDR Info. Forum Zeitgeschichte "Features und Hintergründe"
  •     Deutschlandradio Kultur. Politische Literatur. "Lasse mir eine Dauerwelle machen"
  •     Konkret "Watching the krauts. Emigranten und internationale Beobachter schildern ihre Eindrücke aus Nachkriegsdeutschland"
  •     Dagens Nyheter  "Det oaendliga kriget"
  •     Utopie-kreativ  "Des jungen Leutnants Deutschland - Tagebuch"
  •     Neues Deutschland  "Berlin, Stunde Null"
  •     Webwecker-bielefeld  "Aufzeichnungen eines Rotarmisten"
  •     Südkurier  "Späte Entschädigung"
  •     Online Rezension  "Das kriegsende aus der Sicht eines Soldaten der Roten Armee"
  •     Saarbrücker Zeitung  "Erstmals: Das Tagebuch eines Rotarmisten"
  •     Neue Osnabrücker Zeitung  "Weder Brutalbesatzer noch ein Held"
  •     Thüringische Landeszeitung  "Vom Alltag im Land der Besiegten"
  •     Das Argument "Wladimir Gelfand: Deutschland-Tagebuch 1945-1946. Aufzeichnungen eines Rotarmisten"
  •     Deutschland Archiv: Zeitschrift für das vereinigte Deutschland  "Betrachtungen eines Aussenseiters"
  •     Neue Gesellschaft/Frankfurter Hefte  "Von Siegern und Besiegten"
  •     Deutsch-Russisches Museum Berlin-Karlshorst "Deutschland-Tagebuch 1945-1946. Aufzeichnungen eines Rotarmisten"
  •     Online Rezensionen. Die Literaturdatenbank
  •     Literaturkritik  "Ein siegreicher Rotarmist"
  •     RBB Kulturradio  "Ein Rotarmist in Berlin"
  •     Українська правда  "Нульовий варiант" для ветеранiв вiйни" / Комсомольская правда "Нулевой вариант" для ветеранов войны"
  •     Dagens Nyheter. "Sovjetsoldatens dagbok. Hoppfull läsning trots krigets grymheter"
  •     Ersatz  "Tysk dagbok 1945-46 av Vladimir Gelfand"
  •     Borås Tidning  "Vittnesmåil från krigets inferno"
  •     Sundsvall (ST)  "Solkig skildring av sovjetisk soldat frеn det besegrade Berlin"
  •     Helsingborgs Dagblad  "Krigsdagbok av privat natur"
  •     2006 Bradfor  "Conference on Contemporary German Literature"
  •     Spring-2005/2006/2016 Foreign Rights, German Diary 1945-1946
  •     Flamman / Ryska Posten "Dagbok kastar tvivel över våldtäktsmyten"
  •     INTERPRES "DAGBOG REJSER TVIVL OM DEN TYSK-REVANCHISTISKE “VOLDTÆGTSMYTE”
  •     Expressen  "Kamratliga kramar"
  •     Expressen Kultur  "Under våldets täckmantel"
  •     Lo Tidningen  "Krigets vardag i röda armén"
  •     Tuffnet Radio  "Är krigets våldtäkter en myt?"
  •     Norrköpings Tidningar  "En blick från andra sidan"
  •     Expressen Kultur  "Den enda vägens historia"
  •     Expressen Kultur  "Det totalitära arvet"
  •     Allehanda  "Rysk soldatdagbok om den grymma slutstriden"
  •     Ryska Posten  "Till försvar för fakta och anständighet"
  •     Hugin & Munin  "En rödarmist i Tyskland"
  •     Theater "Das deutsch-russische Soldatenwörtebuch" / Театр  "Русско-немецкий солдатский разговорник"
  •     SWR2 Radio "Journal am Mittag"
  •     Berliner Zeitung  "Dem Krieg den Krieg erklären"
  •     Die Tageszeitung  "Mach's noch einmal, Iwan!"
  •     The book of Paul Steege: "Black Market, Cold War: Everyday Life in Berlin, 1946-1949"
  •     Телеканал РТР "Культура":  "Русско-немецкий солдатский разговорник"
  •     Аргументы и факты  "Есть ли правда у войны?"
  •     RT "Russian-German soldier's phrase-book on stage in Moscow"
  •     Утро.ru  "Контурная карта великой войны"
  •     Коммерсантъ "Языковой окоп"
  •     Телеканал РТР "Культура"  "Широкий формат с Ириной Лесовой"
  •     Museum Berlin-Karlshorst  "Das Haus in Karlshorst. Geschichte am Ort der Kapitulation"
  •     Das Buch von Roland Thimme: "Rote Fahnen über Potsdam 1933 - 1989: Lebenswege und Tagebücher"
  •     Das Buch von Bernd Vogenbeck, Juliane Tomann, Magda Abraham-Diefenbach: "Terra Transoderana: Zwischen Neumark und Ziemia Lubuska"
  •     Das Buch von Sven Reichardt & Malte Zierenberg: "Damals nach dem Krieg Eine Geschichte Deutschlands - 1945 bis 1949"
  •     Lothar Gall & Barbara Blessing: "Historische Zeitschrift Register zu Band 276 (2003) bis 285 (2007)"
  •     Kollektives Gedächtnis "Erinnerungen an meine Cousine Dora aus Königsberg"
  •     Das Buch von Ingeborg Jacobs: "Freiwild: Das Schicksal deutscher Frauen 1945" 
  •     Закон i Бiзнес "Двічі по двісті - суд честі"
  •     Радио Свобода "Красная армия. Встреча с Европой"
  •     DEP "Stupri sovietici in Germania /1944-45/"
  •     Дніпропетровський національний історичний музей ім. Яворницького "Музей і відвідувач: методичні розробки, сценарії, концепції. Листи з 43-го"
  •     Explorations in Russian and Eurasian History "The Intelligentsia Meets the Enemy: Educated Soviet Officers in Defeated Germany, 1945"
  •     DAMALS "Deutschland-Tagebuch 1945-1946. Gedankenwelt des Siegers"
  •     Das Buch von Pauline de Bok: "Blankow oder Das Verlangen nach Heimat"
  •     Das Buch von Ingo von Münch: "Frau, komm!": die Massenvergewaltigungen deutscher Frauen und Mädchen 1944/45"
  •     Das Buch von Roland Thimme: "Schwarzmondnacht: Authentische Tagebücher berichten (1933-1953). Nazidiktatur - Sowjetische Besatzerwillkür"
  •     История государства  "Миф о миллионах изнасилованных немок"
  •     Das Buch Alexander Häusser, Gordian Maugg: "Hungerwinter: Deutschlands humanitäre Katastrophe 1946/47"
  •     Heinz Schilling: "Jahresberichte für deutsche Geschichte: Neue Folge. 60. Jahrgang 2008"
  •     Jan M. Piskorski "WYGNAŃCY: Migracje przymusowe i uchodźcy w dwudziestowiecznej Europie"
  •     Deutschlandradio "Heimat ist dort, wo kein Hass ist"
  •     Journal of Cold War Studies "Wladimir Gelfand, Deutschland-Tagebuch 1945–1946: Aufzeichnungen eines Rotarmisten"
  •     ЛЕХАИМ "Евреи на войне. Солдатские дневники"
  •     Частный Корреспондент "Победа благодаря и вопреки"
  •     Перспективы "Сексуальное насилие в годы Второй мировой войны: память, дискурс, орудие политики"
  •     Радиостанция Эхо Москвы & RTVi "Не так" с Олегом Будницким: Великая Отечественная - солдатские дневники"
  •     Books Llc "Person im Zweiten Weltkrieg /Sowjetunion/ Georgi Konstantinowitsch Schukow, Wladimir Gelfand, Pawel Alexejewitsch Rotmistrow"
  •     Das Buch von Jan Musekamp: "Zwischen Stettin und Szczecin - Metamorphosen einer Stadt von 1945 bis 2005"
  •     Encyclopedia of safety "Ladies liberated Europe in the eyes of Russian soldiers and officers (1944-1945 gg.)"
  •     Азовские греки "Павел Тасиц"
  •     Newsland "СМЯТЕНИЕ ГРОЗНОЙ ОСЕНИ 1941 ГОДА"
  •     Вестник РГГУ "Болезненная тема второй мировой войны: сексуальное насилие по обе стороны фронта"
  •     Das Buch von Jürgen W. Schmidt: "Als die Heimat zur Fremde wurde"
  •     ЛЕХАИМ "Евреи на войне: от советского к еврейскому?"
  •     Gedenkstätte/ Museum Seelower Höhen "Die Schlacht"
  •     The book of Frederick Taylor "Exorcising Hitler: The Occupation and Denazification of Germany"
  •     Огонёк "10 дневников одной войны"
  •     The book of Michael Jones "Total War: From Stalingrad to Berlin"
  •     Das Buch von Frederick Taylor "Zwischen Krieg und Frieden: Die Besetzung und Entnazifizierung Deutschlands 1944-1946"
  •     WordPress.com "Wie sind wir Westler alt und überklug - und sind jetzt doch Schmutz unter ihren Stiefeln"
  •     Åke Sandin "Är krigets våldtäkter en myt?"
  •     Олег Будницкий: "Архив еврейской истории" Том 6. "Дневники"
  •     Michael Jones: "El trasfondo humano de la guerra: con el ejército soviético de Stalingrado a Berlín"
  •     Das Buch von Jörg Baberowski: "Verbrannte Erde: Stalins Herrschaft der Gewalt"
  •     Zeitschrift fur Geschichtswissenschaft "Gewalt im Militar. Die Rote Armee im Zweiten Weltkrieg"
  •     Ersatz-[E-bok] "Tysk dagbok 1945-46"
  •     The book of Michael David-Fox, Peter Holquist, Alexander M. Martin: "Fascination and Enmity: Russia and Germany as Entangled Histories, 1914-1945"
  •     Елена Сенявская "Женщины освобождённой Европы глазами советских солдат и офицеров (1944-1945 гг.)"
  •     The book of Raphaelle Branche, Fabrice Virgili: "Rape in Wartime (Genders and Sexualities in History)"
  •     БезФорматаРу "Хоть бы скорей газетку прочесть"
  •     ВЕСТНИК "Проблемы реадаптации студентов-фронтовиков к учебному процессу после Великой Отечественной войны"
  •     Все лечится "10 миллионов изнасилованных немок"
  •     Симха "Еврейский Марк Твен. Так называли Шолома Рабиновича, известного как Шолом-Алейхем"
  •     Nicolas Bernard "La Guerre germano-soviétique: 1941-1945 (Histoires d'aujourd'hui) E-Book"  
  •     Annales: Nathalie Moine "La perte, le don, le butin. Civilisation stalinienne, aide étrangère et biens trophées dans l’Union soviétique des années 1940"
  •     Das Buch von Beata Halicka "Polens Wilder Westen. Erzwungene Migration und die kulturelle Aneignung des Oderraums 1945 - 1948"
  •     Das Buch von Jan M. Piskorski "Die Verjagten: Flucht und Vertreibung im Europa des 20. Jahrhundert"
  •     "آسو  "دشمن هرگز در نمی‌زن
  •     Уроки истории. ХХ век. Гефтер. "Антисемитизм в СССР во время Второй мировой войны в контексте холокоста"
  •     Ella Janatovsky "The Crystallization of National Identity in Times of War: The Experience of a Soviet Jewish Soldier"
  •     Word War II Multimedia Database "Borgward Panzerjager At The Reichstag"
  •     Всеукраинский еженедельник Украина-Центр "Рукописи не горят"
  •     Ljudbok / Bok / eBok: Niclas Sennerteg "Nionde arméns undergång: Kampen om Berlin 1945"
  •     Das Buch von Michaela Kipp: "Großreinemachen im Osten: Feindbilder in deutschen Feldpostbriefen im Zweiten Weltkrieg"
  •     Петербургская газета "Женщины на службе в Третьем Рейхе"
  •     Володимир Поліщук "Зроблено в Єлисаветграді"
  •     Германо-российский музей Берлин-Карлсхорст. Каталог постоянной экспозиции / Katalog zur Dauerausstellung
  •     Clarissa Schnabel "The life and times of Marta Dietschy-Hillers"
  •     Alliance for Human Research Protection "Breaking the Silence about sexual violence against women during the Holocaust"
  •     Еврейский музей и центр толерантности. Группа по работе с архивными документами
  •     Эхо Москвы "ЦЕНА ПОБЕДЫ: Военный дневник лейтенанта Владимира Гельфанда"
  •     Bok / eBok: Anders Bergman & Emelie Perland "365 dagar: Utdrag ur kända och okända dagböcker"
  •     РИА Новости "Освободители Германии"
  •     Das Buch von Jan M. Piskorski "Die Verjagten: Flucht und Vertreibung im Europa des 20. Jahrhundert"
  •     Das Buch von Miriam Gebhardt "Als die Soldaten kamen: Die Vergewaltigung deutscher Frauen am Ende des Zweiten Weltkriegs"
  •     Petra Tabarelli "Vladimir Gelfand"
  •     Das Buch von Martin Stein "Die sowjetische Kriegspropaganda 1941 - 1945 in Ego-Dokumenten"
  •     The German Quarterly "Philomela’s Legacy: Rape, the Second World War, and the Ethics of Reading"
  •     MAZ LOKAL "Archäologische Spuren der Roten Armee in Brandenburg"
  •     Deutsches Historisches Museum "1945 – Niederlage. Befreiung. Neuanfang. Zwölf Länder Europas nach dem Zweiten Weltkrieg"
  •     День за днем "Дневник лейтенанта Гельфанда"
  •     BBC News "The rape of Berlin" / BBC Mundo / BBC O`zbek / BBC Brasil / BBC فارْسِى "تجاوز در برلین" 
  •     Echo24.cz "Z deníku rudoarmějce: Probodneme je skrz genitálie"
  •     The Telegraph "The truth behind The Rape of Berlin"
  •     BBC World Service "The Rape of Berlin"
  •     ParlamentniListy.cz "Mrzačení, znásilňování, to všechno jsme dělali. Český server připomíná drsné paměti sovětského vojáka"
  •     WordPress.com "Termina a Batalha de Berlim"
  •     Dnevnik.hr "Podignula je suknju i kazala mi: 'Spavaj sa mnom. Čini što želiš! Ali samo ti"
  •     ilPOST "Gli stupri in Germania, 70 anni fa"
  •     上海东方报业有限公司 70年前苏军强奸了十万柏林妇女?很多人仍在寻找真相
  •     연합뉴스 "BBC: 러시아군, 2차대전때 독일에서 대규모 강간"
  •     Telegraf "SPOMENIK RUSKOM SILOVATELJU: Nemci bi da preimenuju istorijsko zdanje u Berlinu?"
  •    Múlt-kor "A berlini asszonyok küzdelme a szovjet erőszaktevők ellen
  •     Noticiasbit.com "El drama oculto de las violaciones masivas durante la caída de Berlín"
  •     Museumsportal Berlin "Landsberger Allee 563, 21. April 1945"
  •     Caldeirão Político "70 anos após fim da guerra, estupro coletivo de alemãs ainda é episódio pouco conhecido"
  •     Nuestras Charlas Nocturnas "70 aniversario del fin de la II Guerra Mundial: del horror nazi al terror rojo en Alemania"
  •     W Radio "El drama oculto de las violaciones masivas durante la caída de Berlín"
  •     La Tercera "BBC: El drama oculto de las violaciones masivas durante la caída de Berlín"
  •     Noticias de Paraguay "El drama de las alemanas violadas por tropas soviéticas hacia el final de la Segunda Guerra Mundial"
  •     Cnn Hit New "The drama hidden mass rape during the fall of Berlin"
  •     Dân Luận "Trần Lê - Hồng quân, nỗi kinh hoàng của phụ nữ Berlin 1945"
  •     Český rozhlas "Temná stránka sovětského vítězství: znásilňování Němek"
  •     Historia "Cerita Kelam Perempuan Jerman Setelah Nazi Kalah Perang"
  •     G'Le Monde "Nỗi kinh hoàng của phụ nữ Berlin năm 1945 mang tên Hồng Quân"
  •     Эхо Москвы "Дилетанты. Красная армия в Европе"
  •     Der Freitag "Eine Schnappschussidee"
  •     باز آفريني واقعيت ها  "تجاوز در برلین"
  •     Quadriculado "O Fim da Guerra e o início do Pesadelo. Duas narrativas sobre o inferno"
  •     Majano Gossip "PER NON DIMENTICARE.... LE PORCHERIE COMUNISTE!!!"
  •     非中国日报网 "柏林的强奸"
  •     Constantin Film "Anonyma - Eine Frau in Berlin. Materialien zum Film"
  •     Русская Германия "Я прижал бедную маму к своему сердцу и долго утешал"
  •     Das Buch von Nicholas Stargardt "Der deutsche Krieg: 1939 - 1945"
  •     The book of Nicholas Stargardt "The German War: A Nation Under Arms, 1939–45"
  •     The book of Nicholas Stargardt "The German War: A Nation Under Arms, 1939–45"
  •     Книга "Владимир Гельфанд. Дневник 1941 - 1946"
  •     BBC Русская служба "Изнасилование Берлина: неизвестная история войны"BBC Україна "Зґвалтування Берліна: невідома історія війни"
  •     Virtual Azərbaycan "Berlinin zorlanması"
  •     Гефтер "Олег Будницкий: «Дневник, приятель дорогой!» Военный дневник Владимира Гельфанда"
  •     Гефтер "Владимир Гельфанд. Дневник 1942 года
  •     BBC Tiếng Việt "Lính Liên Xô 'hãm hiếp phụ nữ Đức'"
  •     Nicolas Bernard "La Guerre germano-soviétique, 1941-1943" Tome 1
  •     Nicolas Bernard "La Guerre germano-soviétique, 1943-1945" Tome 2  
  •     Эхо Москвы "ЦЕНА ПОБЕДЫ: Дневники лейтенанта Гельфанда"
  •     Renato Furtado "Soviéticos estupraram 2 milhões de mulheres alemãs, durante a Guerra Mundial"
  •     Вера Дубина "«Обыкновенная история» Второй мировой войны: дискурсы сексуального насилия над женщинами оккупированных территорий"  
  •     Еврейский музей и центр толерантности "Презентация книги Владимира Гельфанда «Дневник 1941-1946»" 
  •     Еврейский музей и центр толерантности "Евреи в Великой Отечественной войне"  
  •     Сидякин & Би-Би-Си. Драма в трех действиях. "Атака"
  •     Сидякин & Би-Би-Си. Драма в трех действиях. "Бой"
  •     Сидякин & Би-Би-Си. Драма в трех действиях. "Победа"
  •     Сидякин & Би-Би-Си. Драма в трех действиях. Эпилог
  •     Труд "Покорность и отвага: кто кого?"
  •     Издательский Дом «Новый Взгляд» "Выставка подвига"
  •     Katalog NT "Выставка "Евреи в Великой Отечественной войне " - собрание уникальных документов"
  •     Вести "Выставка "Евреи в Великой Отечественной войне" - собрание уникальных документов"
  •     Радио Свобода "Бесценный графоман"
  •     Вечерняя Москва "Еще раз о войне"
  •     РИА Новости "Выставка про евреев во время ВОВ открывается в Еврейском музее"
  •     Телеканал «Культура» Выставка "Евреи в Великой Отечественной войне" проходит в Москве
  •     Россия HD "Вести в 20.00"
  •     GORSKIE "В Москве открылась выставка "Евреи в Великой Отечественной войне"
  •     Aгентство еврейских новостей "Евреи – герои войны"
  •     STMEGI TV "Открытие выставки "Евреи в Великой Отечественной войне"
  •     Национальный исследовательский университет Высшая школа экономики "Открытие выставки "Евреи в Великой Отечественной войне"
  •     Независимая газета "Война Абрама"
  •     Revista de Historia "El lado oscuro de la victoria aliada en la Segunda Guerra Mundial"
  •     Лехаим "Война Абрама"
  •     Libertad USA "El drama de las alemanas: violadas por tropas soviéticas en 1945 y violadas por inmigrantes musulmanes en 2016"
  •     НГ Ex Libris "Пять книг недели"
  •     Брестский Курьер "Фамильное древо Бреста. На перекрестках тех дорог…"
  •     Полит.Ру "ProScience: Олег Будницкий о народной истории войны"
  •     Олена Проскура "Запiзнiла сповiдь"
  •     Полит.Ру "ProScience: Возможна ли научная история Великой Отечественной войны?"
  •     Книга "Владимир Гельфанд. Дневник 1941 - 1946"
  •     Ahlul Bait Nabi Saw "Kisah Kelam Perempuan Jerman Setelah Nazi Kalah Perang"
  •     北京北晚新视觉传媒有限公司 "70年前苏军强奸了十万柏林妇女?"
  •     Преподавание истории в школе "«О том, что происходило…» Дневник Владимира Гельфанда"
  •     Вестник НГПУ "О «НЕУБЕДИТЕЛЬНЕЙШЕЙ» ИЗ ПОМЕТ: (Высокая лексика в толковых словарях русского языка XX-XXI вв.)"
  •     Archäologisches Landesmuseum Brandenburg "Zwischen Krieg und Frieden" / "Между войной и миром"
  •     Российская газета "Там, где кончается война"
  •     Народный Корреспондент "Женщины освобождённой Европы глазами советских солдат: правда про "2 миллиона изнасилованых немок"
  •     Fiona "Военные изнасилования — преступления против жизни и личности"
  •     军情观察室 "苏军攻克柏林后暴行妇女遭殃,战争中的强奸现象为什么频发?"
  •     Независимая газета "Дневник минометчика"
  •     Независимая газета "ИСПОДЛОБЬЯ: Кризис концепции"
  •     Olhar Atual "A Esquerda a história e o estupro"
  •     The book of Stefan-Ludwig Hoffmann, Sandrine Kott, Peter Romijn, Olivier Wieviorka "Seeking Peace in the Wake of War: Europe, 1943-1947"
  •     Steemit "Berlin Rape: The Hidden History of War"
  •     Estudo Prático "Crimes de estupro na Segunda Guerra Mundial e dentro do exército americano"
  •     Громадське радіо "Насильство над жінками під час бойових дій — табу для України"
  •     InfoRadio RBB "Geschichte in den Wäldern Brandenburgs"
  •     "شگفتی های تاریخ است "پشت پرده تجاوز به زنان برلینی در پایان جنگ جهانی دوم
  •     Das Buch Hans-Jürgen Beier gewidmet "Lehren – Sammeln – Publizieren"
  •     The book of Miriam Gebhardt "Crimes Unspoken: The Rape of German Women at the End of the Second World War"
  •     Русский вестник "Искажение истории: «Изнасилованная Германия»"
  •     凯迪 "推荐《柏林女人》与《五月四日》影片"
  •     Vix "Estupro de guerra: o que acontece com mulheres em zonas de conflito, como Aleppo?
  •     Universidad del Bío-Bío "CRÍMENES DE GUERRA RUSOS EN LA SEGUNDA GUERRA MUNDIAL (1940-1945)"
  •     企业头条 "柏林战役后的女人"
  •     Sántha István "A front emlékezete"
  •     腾讯公司  "二战时期欧洲, 战胜国对战败国的十万妇女是怎么处理的!"
  •     El Nuevo Accion "QUE LE PREGUNTEN A LAS ALEMANAS VIOLADAS POR RUSOS, NORTEAMERICANOS, INGLESES Y FRANCESES"
  •     Periodismo Libre "QUE LE PREGUNTEN A LAS ALEMANAS VIOLADAS POR RUSOS, NORTEAMERICANOS, INGLESES Y FRANCESES"
  •     DE Y.OBIDIN "Какими видели европейских женщин советские солдаты и офицеры (1944-1945 годы)?"
  •     歷史錄 "近1萬女性被強姦致死,女孩撩開裙子說:不下20個男人戳我這兒"
  •     Cyberpedia "Проблема возмездия и «границы ненависти» у советского солдата-освободителя"
  •     NewConcepts Society "Можно ли ставить знак равенства между зверствами гитлеровцев и зверствами советских солдат?"
  •     搜狐 "二战时期欧洲,战胜国对战败国的妇女是怎么处理的"
  •     Ranker "14 Shocking Atrocities Committed By 20th Century Communist Dictatorships"
  •     Эхо Москвы "Дилетанты. Начало войны. Личные источники"
  •     Журнал "Огонёк" "Эго прошедшей войны"
  •     Уроки истории. XX век "Книжный дайджест «Уроков истории»: советский антисемитизм"
  •     Свободная Пресса "Кто кого насиловал в Германии"
  •     Озёрск.Ru "Война и немцы"
  •     Імекс-ЛТД "Історичний календар Кіровоградщини на 2018 рік. Люди. Події. Факти"
  •     יד ושם - רשות הזיכרון לשואה ולגבורה "Vladimir Gelfand
  •     Atchuup! "Soviet soldiers openly sexually harass German woman in Leipzig after WWII victory, 1945"
  •     Книга Мириам Гебхардт "Когда пришли солдаты. Изнасилование немецких женщин в конце Второй мировой войны"
  •     Coffe Time "Женщины освобождённой"
  •     Дилетант "Цена победы. Военный дневник лейтенанта Владимира Гельфанда"
  •     Feldgrau.Info - Bоенная история "Подборка"
  •     Вечерний Брест "В поисках утраченного времени. Солдат Победы Аркадий Бляхер. Часть 9. Нелюбовь"
  •     Аргументы недели "Всю правду знает только народ. Почему фронтовые дневники совсем не похожи на кино о войне"
  •     VietInfo "Hồng quân, Nỗi kinh hoàng của phụ nữ Berlin năm 1945"
  •     Книга: Виталий Дымарский, Владимир Рыжков "Лица войны"
  •     Dozor "Про День Перемоги в Кіровограді, фейкових ветеранів і "липове" примирення"
  •     The book of Harriet Murav, Gennady Estraikh "Soviet Jews in World War II: Fighting, Witnessing, Remembering"
  •     TARINGA! "Las violaciones masivas durante la caída de Berlín"
  •     ВолиньPost "Еротика та війна: спогади про Любомль 1944 року"
  •     Anews "Молодые воспринимают войну в конфетном обличии"
  •     RTVi "«Война эта будет дикая». Что писали 22 июня 1941 года в дневниках"
  •     Tribun Manado "Nasib Kelam Perempuan Jerman Usai Nazi Kalah, Gadis Muda, Wanita Tua dan Hamil Diperkosa Bergantian"
  •     The book of Elisabeth Krimmer "German Women's Life Writing and the Holocaust: Complicity and Gender in the Second World War"
  •     ViewsBros  "WARTIME VIOLENCE AGAINST WOMEN"
  •     Русская семерка "В чьем плену хуже всего содержались женщины-военные на Второй мировой"
  •     Mail Online "Mass grave containing 1,800 German soldiers who perished at the Battle of Stalingrad is uncovered in Russia - 75 years after WWII's largest confrontation claimed 2 mln lives"
  •     PT. Kompas Cyber Media "Kuburan Massal 1.800 Tentara Jerman Ditemukan di Kota Volgograd"
  •     Công ty Cổ phần Quảng cáo Trực tuyến 24H "Nga: Sửa ống nước, phát hiện 1.800 hài cốt của trận đánh đẫm máu nhất lịch sử"
  •     LGMI News "Pasang Pipa Air, Tukang Temukan Kuburan Masal 1.837 Tentara Jerman"
  •     Quora "¿Cuál es un hecho sobre la Segunda Guerra Mundial que la mayoría de las personas no saben y probablemente no quieren saber?"
  •     Музейний простiр  "Музей на Дніпрі отримав новорічні подарунки під ялинку"
  •     The book of Paul Roland "Life After the Third Reich: The Struggle to Rise from the Nazi Ruins"
  •     O Sentinela "Dois Milhões de Alemãs: O Maior Estupro em Massa da História foi um Crime Aliado-Soviético"    
  •     Stratejik Güvenlik "SAVAŞ DOSYASI : TARİHTEN BİR KARE – 2. DÜNYA SAVAŞI BİTİMİNDE ALMANYA’DA KADINLARA TOPLU TECAVÜZLER"
  •     Агентство новостей «Хакасия-Информ» "Кто остановит шоу Коновалова?"
  •     Isralike.org "Цена победы. Военный дневник лейтенанта Владимира Гельфанда"
  •     Das Buch von Kerstin Bischl "Frontbeziehungen: Geschlechterverhältnisse und Gewaltdynamiken in der Roten Armee 1941-1945"
  •     Русская семерка "Красноармейцы или солдаты союзников: кто вызывал у немок больший страх"
  •     History Magazine "Sõjapäevik leitnant Vladimir Gelfand"
  •     Magazine online "Vojnový denník poručíka Vladimíra Gelfanda"
  •     theБабель "Український лейтенант Володимир Гельфанд пройшов Другу світову війну від Сталінграда до Берліна"
  •     Znaj.UA "Жорстокі знущання та масові вбивства: злочини Другої світової показали в моторошних кадрах"
  •     Gazeta.ua "Масові вбивства і зґвалтування: жорстокі злочини Другої світової війни у фотографіях"
  •     PikTag "Знали вы о том, что советские солдаты ИЗНАСИЛОВАЛИ бессчетное число женщин по пути к Берлину?"
  •     Kerstin Bischl  "Sammelrezension: Alltagserfahrungen von Rotarmisten und ihr Verhältnis zum Staat"
  •     Конт "Несколько слов о фронтовом дневнике"
  •     X-True.Info "«Русские варвары» и «цивилизованные англосаксы»: кто был более гуманным с немками в 1945 году"
  •     Белла Гельфанд. Как в Берлине убивали жену красноармейца Владимира Гельфанда  ....
  •     Dünya Haqqinda "Berlin zorlanmasi: İkinci Dünya Müharibəsi"










  •